En
  Главная arrow Из книжного собрания Сапожниковых
Сегодня: 25.04.2017
 
Главная
О библиотеке
Контакты
Открытые данные
Ресурсы
Мероприятия
Астраханика
Партнеры
Виртуальная методическая служба
Библиотеки области
Фотогалерея
 
Книга отзывов и предложений
   
Оцени.Онлайн

300-летие Астраханской губернии

Рейтинг@Mail.ru






Из книжного собрания Сапожниковых Версия для печати

В середине апреля 1992 года в областной научной библиотеке состоялись краеведческие чтения. Тема этих чтений была довольно неординарна: "Сапожниковы — купцы, благотворители, меценаты" и вызвала большой интерес общественности. Надо отдать должное сотрудникам отдела ре­дких книг библиотеки. Они подготовили небольшую, но очень емкую выставку. Старинные фотографии, гравюры показывают, какой была Астрахань в XIX веке, редкие издания отражают жизнь нашего города, когда здесь одной из ведущих была фирма "Братья Сапожниковы". Но самое главное, мы могли видеть книги, которые принадлежали семейству Сапожниковых. Кто первый из этого знаменитого клана стал заниматься собира­тельством книг?

Скорее всего, этой страсти был подвержен сам основатель торгового дома Петр Семенович Сапожников, родившийся в 1762 году. Он был изрядным грамотеем. Работал писарем в родном селе Малыковке, а когда село в 1780 году стало городом Вольском, то Сапожников работал уже в городской Думе. Вскоре Петр Семенович подружился с богатым Вольским куп­цом Василием Алексеевичем Злобиным. И стали они компань­онами во всех широких и рискованных предприятиях. Вместе занялись соляным промыслом, взяли на откуп многие питейные заведения в Астрахани, держали на откупе весь город Вольск. В 1784 году Сапожников уже купец 3-й гильдии, избирается в ратманы.

В Астраханском государственном архиве мне попалось объ­яснение, написанное в Кавказское наместническое правление в сентябре 1795 года по поводу финансовых недоразумений с симбирским купцом Василием Овчинниковым. Под объяснени­ем стоит подпись: "Вольской второй гильдии купец Петр Са­пожников"[1].

Мы видим перед собой истинно канцелярский почерк, с красивым нажимом, с замысловатыми росчерками и завитуш­ками.

В начале XIX века Петр Семенович перебирается с семьей в город Астрахань, так стало легче управлять богатыми рыбными и соляными промыслами, которые он приобрел в низовом крае. На одном из портретов, хранящихся в фондах Астраханской картинной галереи, изображен старик, сидящий у края круглого, небольшого столика и положивший правую руку на книгу. Портрет написан где-то в начале XIX века неизвестным худож­ником. В акте, составленном 15 июля 1931 года специальной комис­сией для передачи икон и церковных реликвий из Успенского собора в Астраханскую картинную галерею, приводится пере­чень этих вещей. Кроме икон, крестов, посохов, чаш, в описи значатся портреты архиереев. И среди них два портрета штат­ских лиц.  

Во всех старинных путеводителях было сказано, что это портреты Варвация и Сапожникова. 

Но в описи они проходили как безымянные портреты. Под № 47 указано: "Работа неизвестного художника. Портрет муж­чины с бородой в сюртуке с медалью и книгой"[2].

Только в опись вкралась ошибка. Мужчина с книгой имеет не одну медаль, а три. Две на шее и одну маленькую на левой стороне груди. Опись составлена второпях, очень небрежно (ведь тогда можно было установить, кто изображен на портре­тах), да и сохранность портрета была очень плохой, медали еле просматривались из-за копоти и темного лака. Бросалась в глаза только самая большая медаль на шее с изображением Алексан­дра I.

Под № 48 было написано: "Неизвестный художник. Портрет мужчины бритого во фраке с орденом в петлице и на шее и с перстнем на руке".

Бритый мужчина — это Иван Варваций, на средства которого была построена новая колокольня Успенского собора. "Мужчи­на с бородой в сюртуке" — безусловно, Петр Семенович Сапожников, ибо это на его деньги петербургский мастер Штанге сделал из серебра царские врата для собора.

Этому есть документальное подтверждение. В "Описании кафедрального собора", составленном кафедральным протоире-ем Андреем Ивановым в 1840 году, говорится: "Царские Врата серебряные, чеканные, искусно отделанные, имеют вид прият­ный и величественный, среди серебряной сени образ Тайной вечери, а в самих вратах шесть образов отличной живописи, писанные С.-Петербургской Академии художниками. Серебро84-й пробы. Врата в 1818 году принесены в жертву усердием Вольского купца Петра Сапожникова"[3].

Позируя с книгой, Петр Семенович как бы показывал свою начитанность, свое пристрастие к печатному слову.

Мы знаем, что сын Петра Семеновича, коммерции советник Александр Петрович собрал превосходную домашнюю галерею, где были полотна величайших живописцев — Рубенса, Ван Дейка, Мурильо, Пуссена, Делакруа... И знаменитая картина Леонардо да Винчи "Мадонна с цветком" ("Мадонна Бенуа") находилась там же. Об этом написано довольно подробно[4].

А вот о читательских наклонностях Александра Петровича нам было ничего не известно. Теперь постараемся восполнить и этот пробел.

На следующий день после краеведческих чтений я внима­тельно изучил все выявленные книги со штампами семейства Сапожниковых. На некоторых книгах сразу по нескольку ин­тереснейших штампов. Взять хотя бы эту изящную книжицу. На титульном листе читаем: "Антенский пустынник, или Изо­бражение парижских нравов и обычаев в начале XIX столетия. Сочинения г. Жуй. Перевел с французского С. де Шаплет, член Вольного общества любителей российской словесности. Часть пятая. С.-Петербург, в типографии Александра Смирдина. 1826".

На этом издании сразу три владельческих штампа — моно­грамма "А.С.", штамп, изображающий обложку книги, на ко­торой написано: "Из книг Елизаветы Константиновны Сапожниковой", и круглый штамп, где по овалу можно прочитать: "Комиссариат народного образования. Библиотека и читальня".

Есть книги, где монограмма "А.С." соседствует с небольшим штампиком "Алексей Александрович Сапожников".

Я полагаю, что монограмма-печатка принадлежит Александру Петровичу Сапожникову — большому знатоку искусства, обра­зованнейшему человеку своего времени, близкому другу многих декабристов.

Знатоки генеалогии семейства Сапожниковых могут возра­зить: ведь монограмма "А. С." может означать "Алексей Са­пожников" — имя брата Александра Петровича. Но дело в том, что все выявленные книги относятся к первой четверти XIX века. Самая поздняя дата издания — 1826 год. Это и не удивительно. Ведь в 1827 году Александр Петрович скончался и уже не мог пополнять свое собрание. Алексей Петрович умер в 1852 году.

Не все просто и со штампом "Алексей Александрович Са­пожников". В купеческом роду были два Алексея Александро­вича. Первый родился в 1824 году, за два года до смерти своего отца. Был купцом первой гильдии, коммерции советником, членом Коммерческого совета Министерства финансов, почет­ным членом С.-Петербургского коммерческого училища. Умер в Петербурге в 1881 году и похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Второй... Но о втором я скажу позже, когда буду излагать приобретает полное собрание сочинений Михаила Ва­сильевича Ломоносова, отпечатанное в императорской Акаде­мии наук. Его интересуют "Путешествие вокруг света на ко­раблях "Надежда" и "Нева" под командованием капитана Кру­зенштерна", увидевшее свет в Петербурге в 1809 году, и "Письма морского офицера", напечатанные по высочайшему повелению в Москве в 1825 году.

Влекла к себе Сапожникова русская и всеобщая история. В его библиотеке достойное место занимали сочинения Карамзи­на, отпечатанные в типографии Селивановского в 1820 году, "Русская история", сочиненная Сергеем Глинкою, изданная в 1818 году. Было и такое издание Сергея Глинки: "Театр света, или Изображение достопамятнейших происшествий древних и новых времен, нравов и словесности". Перед титульным листом гравюра. На ней изображен Алек­сандр Македонский на троне, в ужасе отстраняющий отрублен­ную голову, которую ему протягивает гордая, красивая женщи­на. Внизу подпись: "Что я вижу? Супруга Спитаменова пред­лагает голову Спитамена?". В этом томе наряду с множеством различных историй самого широкого плана и рассказ о полко­водце персидского царя Дария, неуловимом Спитамене, кото­рого предала жена. Но и Александр Македонский велел изгнать ее из своего лагеря. И долго скиталась она в пустынных местах, отвергнутая людьми.

Таких назидательных рассказов среди "достопамятнейших происшествий" немало. Отводится там место и словесности. Указываются выдающиеся русские люди, которые знали "все подробности русского слова". Среди них полководец Суворов. Он еще в 1756 году в Петербургском ежемесячнике опубликовал "Разговор мексиканского владельца Монтесумы с гишпанским полководцем Кортецом". Это сочинение было подписано ини­циалами "А. С". Из-за этого многие считали, что "Разговор" написан Александром Сумароковым. Но Михаил Матвеевич Херасков рассказывал, как еще до публикации Суворов давал ему "Разговор" для прочтения.

В библиотеке Сапожникова были и поэтические сборники. Например, "Опыты священной поэзии Федора Глинки", издан­ные в типографии департамента народного просвещения в 1826 году. Заглавия стихотворений таковы: "Гимн Богу", "Блажен­ство праведного", "Тщета суемудрия", "Вопль раскаяния...".

Но Федор Глинка писал и лирические стихи, и вирши, наполненные гражданским пафосом. Он входил в среду декаб­ристов и, несомненно, хорошо знал Александра Петровича Сапожникова. В книжном собрании Сапожниковых мы находим имена совершенно забытых теперь сочинителей. Например, "Сочинения Владислава Озерова", изданные в Петербурге в 1824 году. А когда-то драматургу Владиславу Александровичу Озерову рукоплескали в Александрийском театре лучшие люди России.

Александр Пушкин в первой главе "Евгения Онегина", давая лирическое отступление, так описывал Александрийский театр:

Там Озеров невольны дани

Народных слез,

рукоплесканий

С младой Семеновой делил...

Я думаю, даже этот небольшой обзор библиотеки Александра Петровича показывает, что он внимательно следил за всеми интересными книгами, выходящими в Петербурге и Москве. И был активным подписчиком многотомных изданий. По-види­мому, эта библиотека в неприкосновенности переходила из поколения в поколение (ведь в ней нет книг, отпечатанных позже 1827 года). Сначала она перешла к сыну Александру Александровичу, а затем к внуку Алексею Александровичу. 

Алексей Александрович родился 30 января 1857 года. Это был последний представитель мужской линии торгового дома Сапожниковых. Он окончил С.-Петербургское коммерческое учи­лище с высшей наградой. Постоянно жил в Петербурге, но наведывался и в Астрахань. Об этом говорит хотя бы фото, присланное внучкой Марии Александровны Сапожниковой-Бенуа (владелица известного полотна Леонардо да Винчи "Ма­донна с цветком") Гали Логиновной Шреттер, проживающей ныне в С.-Петербурге. На фотографии изображены Нина Алек­сандровна Сапожникова и ее сын Алексей Александрович.

Фотография сделана где-то в конце 1880-х годов. Нина Александровна, несколько пополневшая, одета в простоватое клетчатое платье с кружевной отстрочкой на шее, груди и манжетах. На правой руке золотой браслет. Больше никаких украшений. А ведь это богатейшая женщина не только России, но и Европы. Она часто жила за границей, имела роскошный особняк на Елисейских полях в Париже, в Ницце — собствен­ную виллу. Но не забывала и родовое гнездо в низовьях Волги. Фотография была сделана в Астрахани в фотоателье Станиславы Ивановны Климашевской, которая имела собственный дом на Канаве близ Полицейского моста.

Алексей Александрович на фотографии сидит в креслице с папиросой в руке. Он смотрит в объектив, а Нина Александ­ровна с нежностью смотрит на сына, как бы предугадывая скорую и вечную разлуку.

В 1891 году Алексей Александрович, как потомственный почетный гражданин, подал в Сенат прошение о даровании ему прав потомственного дворянина. Его попросили представить еще ряд документов. Но он не успел. Скоропостижно скончался 18 февраля 1892 года. Похоронен был в Петербурге в Исидоровской церкви Александро-Невской лавры.

Тогда его библиотеку унаследовала жена Елизавета Констан­тиновна Сапожникова, в девичестве Кекуатова. На книгах Алек­сандра Петровича имеется и ее штамп. Умирая, Нина Алексан­дровна завещала ей 100 тысяч рублей.

В начале XX века библиотека находилась в Астрахани в доме Сапожникова на берегу реки Кутум, у Сапожниковского моста.

Владельцами этого дома были тогда сестры Мария Бенуа и Ольга Мейснер. Им принадлежал также ряд доходных домов на ул. Сапожниковской. Как ни странно, до нас не дошло ни одной фотографии, ни одной зарисовки Сапожниковского дома. Только в воспоминаниях астраханского старожила Сергея Се­меновича Клопцова мне удалось прочитать: "Дом Сапожникова был истинно богатейший со всей утонченной роскошью. Это был настоящий дворец. Внутренность комнат была превосходна. Убраны они были в готическом вкусе. Обитая дорогим штофом мебель, такой же материал на оконных занавесях с золотым подбором. Канделябры, огромной величины зеркала...".

Осенью 1918 года в одном из номеров газеты "Коммунист" на первой странице было опубликовано объявление: "Первый клуб рабочих, моряков и красноармейцев Астраханского края (Сапожниковская ул., дом Сапожникова), в воскресенье прочтет лекцию тов. Поярко "Мировая контрреволюция и чехословац­кое движение". При клубе имеются библиотека, читальня, де­шевый буфет".

По-видимому, эту библиотеку в основном составляло сапож-никовское книжное собрание. Ибо на всех выявленных книгах, представленных на выставке, имеется розовый круглый штамп "Комиссариат народного просвещения. Библиотека и читальня".

В 1919 году в доме Сапожникова случился пожар. А вскоре дом снесли. Чтобы не стоял он полуобгоревший, как немой укор неблагодарным потомкам. И все же часть библиотеки уцелела. Ничтожная часть огромного собрания. Возможно, и у некоторых астраханцев имеются книги с подобными штампами. Просим их откликнуться. Ведь нам дорого все, связанное с именем купцов, меценатов, благотворителей.


[1]    ГААО, ф. 476, on. 1, д. 596, л. 2. I* 115

[2]    ГААО, ф. 3365, on. 1, д. 4, л. 93.

[3]    ГААО, ф. 294, оп. 2, д. 2, л. 7 об.

[4]   А. М а р к о в. Реестр открывает тайны. Волгоград, 1989.

 

 

Последнее обновление ( 06.10.2011 )
 

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите [Ctrl] + [Enter]


Закон и право
В помощь научной работе
   
Новые поступления
«В дар библиотеке»
Выставки

Успешные люди читаютУспешные люди читают

Год экологии 2017

К 175-летию Ивана Акимовича Репина
К 175-летию
Ивана Акимовича Репина

Сорок первый — сорок пятый: книга народной памяти о войнеСорок первый — сорок пятый: книга народной памяти о войне

История правоохранительных органов Астраханской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации   

Российская библиотечная ассоциация Марс ЭБС Лань