En
  Главная arrow Созвездия книжной галактики
Сегодня: 27.06.2017
 
Главная
О библиотеке
Контакты
Открытые данные
Ресурсы
Мероприятия
Астраханика
Партнеры
Виртуальная методическая служба
Библиотеки области
Фотогалерея
 
Книга отзывов и предложений
   
Оцени.Онлайн

300-летие Астраханской губернии

Рейтинг@Mail.ru






Созвездия книжной галактики Версия для печати

Одиссея Репинской библиотеки

Сколько же книжных сокро­вищ в нашей стране, их просто не счесть! Достаточно поли­стать страницы сайтов россий­ских библиотек, чтобы убедиться в верности этого опре­деления. Галактика Гутенберга — как много в ней созвездий. И каждое уникально и неповто­римо, потому что неразрывно связано с местом своего рождения

ПОЧЕМУ мы решились на­звать наши фонды «астраханским созвездием»? Состав их представляет собой «вещное» отражение практически всех существовавших в Астрахани библио­тек: и общественных, и ведомственных, и личных.

Астраханская областная научная библиотека им. Н. К. Крупской, одна из старейших в России (в 2008 году ей ис­полняется 170 лет), обладает внушитель­ным количеством как отечественных, так и западноевропейских книжных па­мятников. В фонде редких книг около 70 тысяч экземпляров. Западноевропей­ские книжные памятники представлены инкунабулой, не учтённой ни в одном другом книгохранилище страны, палеотипами, изданиями второй половины XVI века и изданиями XVII-XIX веков; отечественные — изданиями кириллического шрифта - XVI-XIX веков; книгами гражданской печати XVIII-гo и первой трети XIX веков, прижизненны­ми изданиями на русском и основных ев­ропейских языках деятелей науки, лите­ратуры и культуры, зачастую снабжёнными информативно ценными инскриптами и т. д.

В основе фондов редких книг Астра­ханской областной научной библиотеки имени Н. К. Крупской лежат три круп­ных массива: фонды Астраханской Об­щественной библиотеки (АОБ), осно­ванной в 1838 году; фонды фундамен­тальной библиотеки Астраханской ду­ховной семинарии, основанной в 1778 г.; фонды Городской публичной библиоте­ки им. И. А. Репина, учреждённой на базе пожертвованной уроженцем Астрахани И. А. Репиным коллекции книг и гравюр, а также поступившие после 1917 года библиотеки упразднён­ных учреждений и социальных институ­тов, в том числе и частные собрания.

О составе фондов АОБ мы можем узнать из печатных каталогов, списков поступавших в библиотеку книг, а также из нескольких сохранившихся до на­ших дней инвентарных книг. Инвентарные книги, отражающие в какой-то сте­пени состав фонда на тот период, когда перестали выходить отчёты, и на протя­жении многих лет фиксировавшие ежегодные поступления, в совокупности с ранее вышедшими печатными каталогами являются ценнейшим источником в реконструкции утраченных фондов библиотеки, позволяют проследить, как создавалось книжное ядро библиотеки.

После революции, когда часть астра­ханских библиотек была упразднена вместе с теми социальными института­ми, при которых они были созданы, произошло «великое перераспределе­ние» книжных собраний, с несомненной утратой какой-то их части.

В Общественную библиотеку пере­давали многое из фондов прекративших своё существование библиотек. В основ­ном работа по описанию дореволю­ционных фондов в АОНБ была завер­шена в середине прошлого века, при этом книги были систематизированы по отраслям знания, названия иностранных книг переведены на русский язык и классифицированы в соответствии с русским алфавитом, однако систематизация имела место без учёта книговед­ческих критериев. Это во многом за­трудняет работу Отдела редких книг по выявлению и археографическому опи­санию как единичных книжных памятников, так и целых коллекций. Одной из задач при этом является реконструкция собраний различного происхождения: от личных до ведомственных. Фонды самой АОБ, а также некоторых других астраханских библиотек можно вычленить во многом благодаря печатным ис­точникам, более сложно выявить те собрания, которые составили её первона­чальное «ядро».

В течение ряда лет в отделе ведутся исследования по реконструкции перво­начального состава, сложившегося к 1838 году в результате пожертвованных местным купечеством личных собра­ний. Одно из них, пожертвованное куп­цом Н. П. Солодовниковым, включало три тысячи книг и достаточно полно от­ражало книжный репертуар второй по­ловины XVIII и первой трети XIX века. С некоторыми результатами продол­жающихся исследований можно позна­комиться на сайте библиотеки.1

Сегодня мы более подробно расска­жем о коллекции, поступившей в библио­теку гораздо позже, в начале XX века, но ведущей своё начало примерно с того же времени: речь пойдёт об одной из «составляющих» фондов редких книг — о кол­лекции Ивана Акимовича Репина.

Так называемая Репинская библио­тека, будучи с самого начала отдельной городской структурой, сохранила свою «отдельность» и в составе Астраханской общественной библиотеки, с которой она фактически была слита в годы пер­вой мировой войны. Она является до­стоянием не только Астрахани, но и всей страны, поскольку представляет собой ценнейшее собрание, которое мо­жет быть охарактеризовано как биб­лиофильское и научно-просветитель­ское одновременно. Формировалась она преимущественно через столичных бу­кинистов и содержит элементы многих знаменитых библиотек: А. С. Власова, А. И. Шувалова, А. Г. Гагарина, С. М. Во­ронцова, В. А. Бобринского, Д. М. Тати­щева, М. П. Баратаева, О. М. Бодянского, В. А. Киприанова и др. В составе Ре­пинской коллекции выделяется пласт каталогов библиотек и коллекций, предназначенных к аукционным продажам, каталогов антикварных книготор­говых фирм. Предварительное изучение многочисленных и разнообразных по­мет в них позволяет утверждать, что эти каталоги служили владельцу ориентиром для целенаправленного комплекто­вания библиотеки.

У И. А. Репина не было своего эксли­бриса в обычном понимании этого сло­ва, хотя многие экземпляры имеют ряд принадлежащих ему помет, от явных (владельческих записей, разного вида суперэкслибрисов: И.А.Р.; I.R.) до зага­дочных (крохотный, диаметром в полсантиметра, круглый штемпельный от­тиск «N.B.»). Существует также целый ряд характерных карандашных и чер­нильных записей на русском или фран­цузском языках, относящихся к фикса­ции гравюр в изданиях различного типа и к местонахождению экземпляров (кре­постная расстановка). Отметки последнего типа играют существенную роль при идентификации экземпляров, «вы­павших» из коллекции давно и не снаб­жённых небольшой круглой пе­чатью «Репинская биб­лиотека. А.Г.П.П.» (А.Г.П.П. – Астраханский Губполитпросвет), которой книги в «Репинке» были отме­чены в двадцатые годы прошлого столетия. После того как в нашем распоряже­нии оказались образ­цы почерка библиотекаря Николая Васильевича Миницкого, приглашённого в Астраханскую общественную библиотеку в 1914 году, стало совершенно ясно, что записи сделаны не Ре­пиным, трепетно относившимся к книге, а библиотекарем, которому было важно зафиксировать количество и качество иллюстративного материала, соотнести с соответствующим разделом библио­течной классификации и т. п.

«Репинка», как часто называют кол­лекцию, стала неотъемлемой частью культурного достояния Астрахани и в какой-то степени, легендой, обросла ми­фическими подробностями. В немалой степени этому способствовало отшель­ническое бытие самого Ивана Акимо­вича Репина, жившего далеко от своего родного города, в Москве, где он также себя не проявлял активно ни в качестве московского жителя (сведений о нём нет ни в одной справочной книге по Мо­скве), ни в качестве коллекционера. Но обо всём по порядку.

В один прекрасный день, а именно в пятницу 20 сентября 1891 года, жители города Астрахани, имевшие привычку читать местные газеты, могли обратить внимание на небольшое сообщение, по­мещённое в газете «Астраханский вест­ник» в разделе местной хроники:

«Новый каталог общественной биб­лиотеки окончен печатанием. Это дав­но ожидавшееся издание пополняет су­щественный недостаток в справочной книге о составе нашей библиотеки. Но­вый каталог представляет из себя со­лидную книжку, отпечатанную чёт­ким шрифтом и снабжённую двумя алфавитными указателями, имён авто­ров и названий книг. (...) Просматривая обширный каталог этот ... мы убе­ждаемся как в том, что библиотека со­держит много ценных в библиографи­ческом смысле изданий, так и в недо­статке более новых. При этом нам вспоминается предполагавшееся по­жертвование Ив. Ак. Репиным целой большой и прекрасно составленной им библиотеки; что сталось с этим проектом, интересно бы знать, и по­чему не осуществилась до сих пор передача библиотеки городу?»

С этой небольшой публикации, о ко­торой доложили Городскому голове А.Н. Бекунову, и берёт свое начало эпопея? одиссея? драма? трагикомедия? — в общем, история Репинской библио­теки.

Автором заметки был Вячеслав Ива­нович Склабинский (1858-1931), ставший с этого момента на многие годы по­стоянным «спутником» Репинской биб­лиотеки. Подробные сведения об этой фигуре, личности весьма заметной во многих сферах жизни города и края, редакторе «Астраханского вестника», а за­тем «Астраханского справочного листка», общественном деятеле, гласном Астраханской городской думы, члене Губернского статистического комитета, председателе Общества садоводов и огородников, можно найти в статье его правнучки Роксаны Валерьяновны Арсеньевой.2 В сущности, только благодаря В. И. Склабинскому библиотека И. А. Ре­пина и появилась в Астрахани.

Городские власти обратили внима­ние на заметку в «Астраханском вестни­ке», и Городской голова А.Н. Бекунов отправил в Москву письмо, в кото­ром интересовался, действительно ли И. А. Репин готов принести в дар городу свою библиотеку? Репин откликнулся большим программным письмом. В нём он подтверждал своё намерение, описы­вал состав библиотеки и излагал усло­вия, на которых она может быть пере­дана городу.

Однако поступление коллекции в Астрахань затянулось на долгие годы. Владелец сразу же перевёл обещанную сумму на содержание библиотеки, но са­мое коллекцию при жизни так и не пе­редал. Вкратце наметим лишь основные этапы её «вхождения» в Астрахань.

Сначала велась оживлённая перепис­ка по поводу помещения для библиоте­ки, ведь основным условием, выдвину­тым И. А. Репиным, было предоставле­ние помещения отдельного. Ни один из вариантов, предлагаемых Думой, его не устраивал. Между тем, в местной печати время от времени появлялись статьи, в которых от имени жителей города выра­жалось возмущение по поводу бездей­ствия властей. Выступление В. И. Склабинского на одном из заседаний Думы ускорило развитие событий. Инициати­ва, как известно, наказуема. После смер­ти Репина и успешно завершившихся пе­реговоров городских властей с племян­ником дарителя Иваном Аполлоновичем Репиным и вдовой старшего брата Еленой Петровной, именно Вячеславу Ивановичу в 1909 году было поручено перевезти библиотеку из Москвы в Астрахань, где её разместили в так называемых «палатках» фирмы Козловых.

В 1911 библиотеку перевезли в спе­циально оборудованное для неё поме­щение в недавно возведенном Доме Го­родских Учреждений. Власти решили, что эта коллекция должна стать ещё од­ной городской библиотекой, на что в 1912 году последовало разрешение МВД. Финансирование не должно было представлять затруднений, поскольку на присланную Репиным сумму 15 тысяч рублей наросли изрядные проценты и расходы не затрагивали основного ка­питала. Кроме того, племянник Репина, штабс-ротмистр одного из уланских полков, также передал весьма внушительную сумму (10 тысяч) на содержание библиотеки и составление каталога, который хотел бы увидеть напечатанным. Был разработан Проект устройства и функционирования библиотеки, в котором предусматривались малейшие детали. Библиотекой управлял Комитет, председателем которого стал В. И. Склабинский.

К сожалению, Репинской библиотеке в родном городе дарителя не очень вез­ло. В первые годы своего нахождения в Астрахани она так и не была открыта для публики, а потом грянула Первая мировая война... Ещё раньше были утеряны все её каталоги, и Н. В. Миницкий начал составлять каталог заново. А затем библиотека И. А. Репина разделила судьбу многих российских биб­лиотек, подвергаемых чисткам, реквизициям, расчленениям.

На первом этапе «перераспределения» коллекции часть библиотеки была изъята для комплектования книжных фондов утверждённого в 1918 г. в Астрахани университета, который вскоре был преобразован в медицинский институт. Непрофильные книги по искусству, ис­тории, религии и другим отраслям зна­ний вновь перераспределялись, но далеко не все книги из Репинки вернулись в основное место хранения (Губернскую Центральную библиотеку).

Второй мрачный этап: 1923 г. В пер­вой половине сентября этого года в ГЦБ была произведена опись «имуще­ства, принадлежавшего Репинской библиотеке», согласно документам которой в 29 шкафах находилось 10 796 корешков. А 14 сентября, согласно дати­ровке акта политконтролёра Астраханского ГПУ, из Центральной библиотеки были изъяты 140 листов разных портретов и гравюр и 1 164 кар­точек русских монархических деятелей, русских царей и священников. Далее следует «Опись гравюр, портретов и т. п. материалов религиозного и контрреволюционного содержания из Репинской библиотеки (...) представ­ленных на просмотр Губцензору», снаб­жённая размашистой распиской внизу справа: «Указанные материалы в Гублит приняты 29.09.1923 г.».

Третий этап: 1926 г. Акт от 9 сентя­бря 1926 г. о передаче в Астраханскую картинную галерею согласно распоряжению Завгубполитпросветом «8 972 номеров старинных французских гравюр, хранившихся до сего времени в Губцебе». Следом идёт телеграмма из Главнауки НКП за подписью её началь­ника Ф. Петрова, в которой Центральной библиотеке приносится благо­дарность за вышеуказанную передачу (октябрь 1926 года).

В этом же деле хранится ещё один любопытнейший документ, подписан­ный заведующим Астраханским Архив­ным Бюро П. Усачёвым. П. Усачёв со­общает заведующему Астраханской картинной галереей Н. Н. Протасову, что в библиотеке Астраханского меди­цинского института Архивным Бюро обнаружены издания по искусству, кото­рые следует передать в распоряжение картинной галереи. Это, конечно, совершенно справедливо. Но далее заведую­щий Архивным Бюро просит выяснить (цитируем с сохранением орфографии подлинника): «нет ли в распоряжении Картинной галереи, в частности в собрании художественных репродукций, гравюр и книг, подаренных г, Астрахани бывшим Астраханским городским головой Репиным и переданных отде­лом Народного Образования в Картинную Галерею изданий по вспомогатель­ным историческим дисциплинам (...) просьба сообщить в Архивбюро список подобных изданий».

По-видимому, книги из Репинки по вспомогательным историческим ди­сциплинами (преимущественно на русском языке) в архив всё же поступили.

Таким образом, бывшая «Библиоте­ка им. И. А. Репина» в 1920-30-е гг. была буквально четвертована, и её части хра­нятся ныне не только в Областной науч­ной библиотеке им. Н. К. Крупской, но также и в Астраханской картинной га­лерее им. П. М. Догадина, в библиотеке Государственного Архива Астрахан­ской области и в библиотеке Астраханской медицинской академии.

Но в двадцатые годы библиотека оставалась в том же здании, в бывшем Доме городских учреждений, в «род­ных» шкафах. Хотя её количественный и качественный состав и пострадал, на фоне складированных фондов, поступивших из других источников, она выглядела в высшей степени внушительно.

На протяжении последующих деся­тилетий Репинская библиотека продол­жает звучать во всех отчётах со всеми приданными ей ранее превосходными эпитетами, но постепенно становится уже не только гордостью, но и в опреде­лённой степени обузой. Правда, к столетнему юбилею библиотеки им. Н. К. Круп­ской именно под «Репинку» были «выбиты» дополнительные деньги для разборки книг в «архивохранилище»... В газете «Коммунист» в этот период была помещена статья «Старинные книжные фонды», вполне квалифицированно оценивавшая коллекцию И. А. Репина.

Библиотека пережила войну, очередное перемещение, лишившись своего убежища в шкафах, так как в 1948 году её подвергли новой обработке: распре­делили по форма­там и внутри каждого по инвентар­ным номерам, но расставили на открытых стеллажах. Систематический каталог был составлен на русском языке.

В настоящее время Репинская кол­лекция имеет статус книжного памятника. С публикациями об этой коллекции, подготовленными сотрудниками Отдела редких книг АОНБ и Астраханской картинной галереи им П. М. Догадина, можно ознакомиться на сайте нашей библиотеки, но полное археографическое описание и издание каталога коллекции пока впереди.

Однако добавим ещё несколько слов о самом владельце коллекции.

Иван Акимович Репин родился в семье Потомственного почётного гражданина города Астрахани, купца 1-й гильдии Акима (Иоакима) Андреевича Репина, в 1841 году. В семье было много детей. Все получили образование, хотя судить об этом можно в основном по «результатам» их общественного поло­жения: одна из сестёр вышла замуж за астраханского вице-губернатора, стар­ший брат, Аполлон Акимович, поручик в отставке, несколько сроков состоял гласным Астраханской городской думы, неоднократно избирался главой города. Сам же Иван Акимович вёл отшельни­ческую жизнь в Москве, в меблирован­ных комнатах госпожи А. И. Колокольцевой (здание сохранилось), в самом центре столицы, в Большом Кисловском переулке. Библиотека и Иван Аки­мович не разлучались до самой его смерти, последовавшей в 1908 году. Астраханская общественная библиоте­ка была в какой-то степени детищем обоих братьев: старший брат входил в Комитет по управлению библиотекой в разные периоды её существования, братья предоставили в распоряжение библиотеки один из принадлежавших им домов в центре Астрахани, так что проблемы «малобюджетного» заведе­ния были им знакомы. Поэтому далеко не случайно у Ивана Акимовича созре­ло желание подарить городу богатейшее собрание книг и гравюр: приводим отрывок из достаточно внушительной его переписки (из письма от 21.04.1893) с городскими властями:

«Замечу ещё прежде всего, что биб­лиотека моя обязана своим происхождением личной моей склонности к из­вестным отраслям научных знаний и искусства, и лишь в недавнее, сравни­тельно говоря, время у меня родилось желание накопившийся материал сделать общественным достоянием, передавши его родному городу. Под влия­нием этой зародившейся во мне мысли я счёл необходимым пополнить состав библиотеки, с тем, чтобы она могла представлять известную цельность, в обществие (так!) с будущим её назна­чением — служить образовательным пособием для тех из местных жителей, в коих пробудилось бы стремление к тем или другим отраслям знания (...). В составе её имеются главным образом те КАПИТАЛЬНЫЕ труды, которые легли в основу истинного научного знания и которые не могут утратить своего значения под влиянием тех или иных, одна другую сменяющих, научных теории.

... Я держусь первоначальной своей мысли принести городу, в дар, свои кол­лекции в виде и в значении составной части городской общественной библи­отеки, и в этих — не более — пределах, я надеюсь, она послужит делу обще­ственного просвещения родного горо­да».

Обратим внимание на пассаж о склонности автора письма к известным отраслям научных знаний и искусства: мы пытались установить образователь­ный ценз И. А. Репина, но подтвержде­ния тому, что он обучался в столичных университетах, найдено не было. Одна­ко изучение естественнонаучной части коллекции, сохранившей, несмотря на указанные выше утраты, прежние «про­порции», просто подталкивало к мысли о том, что образование «состоялось» и И.А. Репин был натуралистом, естествоиспытателем, поскольку очень уж специфичным показался бы такой под­бор литературы для простого книголю­ба.

В этой части коллекции И. А. Репин собрал ошеломляющие раритеты по бо­танике, геологии, минералогии, палеон­тологи и зоологии, вроде всего Бюффона в светло-жёлтой коже с золотом или альбомов с раскрашенными вручную гравюрами с изображениями морских раковин, привезённых, например, Джеймсом Куком из его странствий по разным морям. Каталоги тех же рако­вин из частных и музейных коллекций; многотомные словари и энциклопедии, травники и лечебники, описания и ката­логи растений и насекомых, — всё раз­нообразие жанров просто невозможно перечислить. Самая старая из книг — 3-го «Наставления по ботанике» А. Ж. Питтона де Турнефора, изданные в Париже в 1700 году на латинском языке, а шестью годами раньше на французском.

Наряду с эти великолепием имеются и гораздо более скромные — учебного плана — книги, но только на них и со­хранились владельческие записи Ивана Акимовича...

Недавно нами был получен ответ из центрального исторического архива Москвы: в фонде Московской Петров­кой земледельческой академии имеется прошение «потомственного почётнаго гражданина Ивана Репина» (без отчества) о зачислении его в число слушателей в 1865 году и билет на право слушания лекций и посещения практических занятий в течение весеннего семестра 1866 года. Петровская земледельческая академия была открыта именно в 1865 году и являлась самым демократичным высшим учебным заведением того времени, будучи доступной для всех сословий, к тому же в ряды слушателей зачислялись все желающие, без каких бы то ни было вступительных экзаменов. Мы практически получили подтверждение гипотезы, которая возникла из факта, бросающегося в глаза: внушительная часть собрания Ивана Акимовича — четвёртая по величине (всего когда-то было около 10 000 экземпляров) — представляет собой издания по естественнонаучным дисциплинам. А на некоторых экземплярах учебной литературы этой части коллекции сохранились, как уже было сказано, владельческие записи Ивана Акимовича, в чём нас, например, убеждает запись на титульном листе первого издания (1861 г.) «Органической химии» Д. Менделеева. К сожалению, документов об окончании Репиным Петровско-Разумовской академии в её фондах не сохранилось.

Позже в собрании Репина окажется экземпляр первого издания «Жизни растения» К.А. Тимирязева со стихотвор­ным автографом учёного, написанным в Петровском-Разумовском 8 апреля 1878 года, в год выхода книги в свет.

Возвращаясь к заключительной фразе письма и непростой истории библио­теки, подчеркнём: И. А. Репин ошибался только в сроках, именно сейчас настало время, когда его библиотека стала дей­ствительно служить делу просвещения родного города, только, пожалуй, грани­цы этого служения становятся гораздо шире. Интернет Интернетом, но книги из Репинки востребованы специалиста­ми самых разных направлений, от гео­физиков до искусствоведов.

Из коллекции можно вычленить даже не несколько, а достаточно много «субколлекций», многие из которых в прямом смысле слова «служат делу просвещения». Один из самых экзотиче­ских, казалось бы, примеров: тема Вос­тока. В Астраханском государственном университете относительно недавно возникла сначала кафедра, затем отде­ление востоковедения, но источниками оно обеспечено не слишком щедро. На­чали составлять базы по арабистике и иранистике: львиная доля выявленной литературы, разумеется, из коллекции И. А. Репина.

В частности, Репин приобрёл в свое время несколько трудов голландского арабиста Томаса ван Эрпе (Фомы Эрпениуса) (1584-1624)), профессора восточ­ных языков в Лейденском университете, положившего начало арабской филологии в Европе. До сих пор не потеряли своего научного значения труды А. Шультена (1733-1770) и труды барона Сильвестра де Саси (1810-1831). Ещё одно знаменитое имя в коллекции Репи­на — Жан-Пьер Абель Ремюза (1788-1832), знаменитый французский востоковед, основатель синологии. Он преподавал китайский и маньчжурский языки в Collège de France, издал множе­ство своих работ по истории китайского языка. Вместе со своим другом Сильвестр де Саси они основали и попере­менно возглавляли Азиатское общество Франции. До конца жизни Ремюза оста­вался главным хранителем кабинета восточных рукописей Королевской биб­лиотеки Франции: книги с автографами ученых-нумизматов, востоковедов, геральдистов составляют особую группу, частично исследованную несколько лет назад. Более подробно об истории вос­токоведов Европы, восстановленной по автографам Репинской библиотеки, можно узнать из статьи Е.С. Чучалиной, размещённой на сайте нашей библиотеки.

Опираясь на богатства Репинки, сотрудники устраивают многочисленные выставки и презентации, — в сущности, небольшие конференции. Особенно значительными были юбилейные «репинки»: «Три царства Природы. Живая и неживая натура в книгах и альбомах»; «Мир истории в коллекции И. А. Репи­на»; «"Отдел изящных искусств" в коллекции И. А. Репина»; «Живописная Ев­ропа глазами русского коллекционера. Альбомы. Планы. Путеводители».

Самым затребованным и притяга­тельным разделом является, безусловно, «Astrakhanica». И. А. Репин, прожи­вавший далеко от родного города, прио­бретал всё, что тем или иным образом относилось к Астраханскому краю. Со­бранные им издания являются зачастую единственным источником по той или иной теме.

Говоря о востребованности собран­ных коллекционером книг, мы упомяну­ли геофизиков, геологов, картогра­фов... Оказывается, именно на заре XXI века пришла пора в полной мере оце­нить труды Академических экспедиций века XVIII. И вот в рамках проекта «Губернская библиотека» срочно осущест­вляется перевод не издававшейся никог­да прежде на русском языке «астрахан­ской» части так называемого второго путешествия Петра Симона Палласа (1741-18110: «Bemerkungen auf einer Reise in die Sudlichen Statthalterschaften des Russischen Reichs in den Jahren 1793 und 1794» — «Наблюдения, сделанные во время путешествия по Южным намест-ничествам Российского государства в 1793 и 1794 годах». — Лейпциг, 1799-1801. Цветные гравюры, изданные в Париже отдельными альбомами, так­же предназначены к воспроизведению.

Другие, не менее, замечательные, рари­теты — парижское издание книги Яна Потоцкого «Путешествие в Астраханские и  Кавказские  степи» (1829); парижское же издание знаменитого арабского ученого XIV в. Ибн Батуты «Путешествия» с па­раллельным арабским и французским текстом (Париж, 1854 г.); трёхтомное издание французско­го учёного первой поло­вины XIX века Ксавье Омера де Гелля с аль­бомом цветных лито­графий «Степи Каспийского моря, Крым, Кавказ и Южная Россия» (Париж, 1844 г.); многотом­ные исследования участников академи­ческих экспедиций XVIII века, таких как С. Г. Гмелин, П. С. Паллас, И. И. Ле­пехин, также со множеством гравирован­ных иллюстраций. По сей день актуаль­ны и «Записки об Астрахани» М. С. Рыбушкина (М., 1841 г.).

Все вышеперечисленные авторы оставили бесценные для потомков, исследующих прошлое Астраханского края, заметки по истории, географии, хозяйственному устройству, обычаям этой крайне интересной и своеобразной области Российской империи.

В 1993 году на здании АОНБ была установлена мемориальная доска в честь Ивана Акимовича Репина: «Здесь хранится богатейшее книжное собрание, пожертвованное родному городу коллекционером Иваном Акимовичем Репиным в 1892 году».

Памятная доска Ивану Акимовичу Репину, выполненная под эгидой Астра­ханского отделения Союза художников по проекту Бориса Максимовича Ме­дведева самим автором и его коллегами Сергеем Ювенальевичем Скисовым и Владимиром Николаевичем Подледневым, была установлена 14 октября 1993 года, в рамках празднования Дня города. Это лишь часть запоздалой благодарно­сти астраханцев своему земляку, отдавшему своему городу своё самое дорогое — свои книги.

 

1 Маломётова 3. А. Возможности генеалогиче­ского метода в исследовании структуры и состава библиотечных фондов: некоторые результаты изучения фонда редких книг Астраханской об­ластной научной библиотеки им. Н. К. Крупской // hltp-Jiaonh.aslrakhan.nel

2 Арсеньева Р. В. Обер-офицерский сын Вяче­слав Склабинский // Московский журнал — 2003. -  №9. - С. 28-32.

 

С автором можно связаться ork_aonb@maiI.ru

 

Последнее обновление ( 07.10.2011 )
 

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите [Ctrl] + [Enter]


Закон и право
В помощь научной работе
   
Новые поступления
«В дар библиотеке»
Выставки

Успешные люди читаютУспешные люди читают

Год экологии 2017

К 175-летию Ивана Акимовича Репина
К 175-летию
Ивана Акимовича Репина

Сорок первый — сорок пятый: книга народной памяти о войнеСорок первый — сорок пятый: книга народной памяти о войне

История правоохранительных органов Астраханской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации   

Российская библиотечная ассоциация Марс ЭБС Лань